ProtanPlus

Очень интересные новости и факты. Про Украину и не только

Кто или что поможет обновленной Аграрной партии?

На сценическом заднике — рисованные с эпическим размахом крутые овраги, очертания церквушки, как экспонат из музея безвозвратной давности, и пятна домов, которых уже давно нет. А над всем этим старосветским театральным декором — три оранжевых колоска в обрамлении золотого солнца: партийный символ. Привычная трибуна и немного необычный стол президиума, задрапированный в белую с рябью материей, невольно навевали мысли о весьма скромном на меню театральном буфете… Так встречала сцена столичного Национального академического украинского театра имени И.Франко делегатов первого этапа V съезда Аграрной партии Украины. Ко второму этапу — есть время. Еще можно оглянуться вокруг, еще и еще раз подумать, переосмыслить, прежде, чем делать первый официальный ход на украинской политической шахматной доске.Последние десять лет об этой политсиле мы фактически ничего не знали и не слышали. Собственно, с тех пор, как по слепой прихоти очередного лидера, который тогда значился во…На сценическом заднике — рисованные с эпическим размахом крутые овраги, очертания церквушки, как экспонат из музея безвозвратной давности, и пятна домов, которых уже давно нет. А над всем этим старосветским театральным декором — три оранжевых колоска в обрамлении золотого солнца: партийный символ. Привычная трибуна и немного необычный стол президиума, задрапированный в белую с рябью материей, невольно навевали мысли о весьма скромном на меню театральном буфете… Так встречала сцена столичного Национального академического украинского театра имени И.Франко делегатов первого этапа V съезда Аграрной партии Украины. Ко второму этапу — есть время. Еще можно оглянуться вокруг, еще и еще раз подумать, переосмыслить, прежде, чем делать первый официальный ход на украинской политической шахматной доске.Последние десять лет об этой политсиле мы фактически ничего не знали и не слышали. Собственно, с тех пор, как по слепой прихоти очередного лидера, который тогда значился во «властных небожителях», Аграрная партия как здорово живешь стала Народной. После такого резкого и безрассудного маневра политическая надежда украинских аграриев так непринужденно растворилась «в народе», став… невидимой. Проще говоря, поднялась на нет. И даже когда впоследствии юридически восстановилась в своем «первозданном» имени, еще раз за разом вытаскивала на лидерство знаковых и не бесталанных в политике людей, — так и не сумела выйти из «политического закапелка», вернуть былой авторитет. Но беда учит. За время скитаний в оврагах украинского политикума Аграрная партия, похоже, лишилась не только значительной части своих сподвижников, но и нескольких хронических «детских болезней» партстроительства. Во-первых, выросла из коротких штанишек сугубо отраслевой политсилы. Во-вторых, кажется, преодолела болячку тех пассивных «широкозахватных» демократических организаций, которые создаются, как правило, под властного руководителя, имеют весьма условную идеологическую базу, которая представляет некое универсальное клише «демократических ценностей», пополняются преимущественно админресурсом и дрейфуют вместе со своим патроном укатанным маршрутом — от вершин до низовьев. Во-третьих, не соблазнилась на абстрактную идеологему-наличку, под которую сначала подгоняются сплошь «законы мирового развития», затем под этот трафарет кроится казенная униформа «партийного завещания», а напоследок в эту униформу впитывают легионы «избранных», которые держатся вместе. Не столько своими политическими принципами, сколько непримиримостью к инакомыслящим. Таким образом, обновленная политическая сила украинских аграриев должна наконец использовать знаковый шанс и привлечь к себе внимание и благосклонность значительной части электората? Наверное, так. По крайней мере в настоящее время для этого есть как никогда благодатные предпосылки. Прежде всего — общественно-экономические, даже ментальные. Мы уже не индустриальная страна. По крайней мере в глазах цивилизованного мира. Отчасти — из-за значительной технологической отсталости, отчасти из-за войны, что покрыла румовиськом наши промышленные центры. Похоже, с этим почти смирилось и общественное мнение, и власть. Но даже если бы и не было боевых действий, если бы Донбасс выдавал на гора уголь, плавил металл, бесперебойно производил химию, прокат, трубы, европейский и мировой рынки, мягко говоря, без особой радости встречали бы эти украинские товары у себя. Если встречали бы вообще. Другое дело — отечественный аграрный сектор. В условиях, когда ежегодно потребность человечества в пище увеличивается на 3 процента, а потуги мирового сельхозпроизводства растут в лучшем случае на 1,7 процента, — быть аграрной страной, оказывается не только не унизительно, как об этом десятилетиями «вбивали» в наши мозги «талмудисты» советского исторического материализма, а также престижно и экономически выгодно. Конечно, если речь идет о высокотехнологичном аграрном государстве, а не о сельхозпридатке цивилизованного сообщества. Сейчас аграрный сектор фактически отрасль №1 в экономике Украины: 27 процентов ВВП — это сельскохозяйственное производство вместе с переработкой. Для сравнения: в одной европейской стране сельское хозяйство не дает более 3 процентов валовых поступлений в экономику. Даже у нашего восточного соседа — 6,5 процента. За 5 лет мы увеличили вал зерна с 32 до почти 67 000 000 тонн. И стали вторым мировым экспортером после сверхмощных США. В мире никто не видел такого быстрого роста. Только в прошлом году агросектор пополнил госбюджет на 17 миллиардов долларов, вырученных на мировом рынке продовольствия. Итак, агропроизводство стало приоритетной сферой украинской экономики, ее становым хребтом, и даже государственным фактором. На этой благодатной почве сегодня, как говорится, сам Бог велел появиться мощной политической силе. Тем более, если этот плодородный чернозем сегодня в состоянии осады, а трудолюбивые люди на нем перебиваются с хлеба на квас, в беду ложатся, и бедой прикрываются. Отрадные виды на потенциально щедрое электоральное поле нынешней Аграрной партии может обеспечить и ее новоизбранный глава. В наших условиях иногда легче организовать новую партию, чем закрепиться в лидерах старой. За каких-то полгода при партийном руле Виталий СКОЦИК доказал многим, даже политическим «зубрам» и «мастодонтам», что физический и политический возраст не одно и то же. И что политический «блиц-криг» — не такая уж и безрассудная или авантюрная мечта. Конечно, если есть на то добрая воля объективных и субъективных факторов. Что касается последних, то в совокупности они делают нынешнего главу едва ли не идеальным руководителем такой партии. 43 года. Выходец из села. Получил образование в Украинской аграрной академии и университете Пурдью, штат Индиана (США). Кандидат сельскохозяйственных наук и доктор экономики. О себе, в частности, пишет: «Успел поработать в разных сферах, которые так или иначе были связаны с аграрным сектором экономики. Начинал профессиональную карьеру, как преподаватель Национального аграрного университета, затем работал директором филиала Natures Way Foods UK, а с 1997 по декабрь 2014 года — председателем наблюдательного совета группы компаний АМАКО, которая стала для меня настоящей семьей. Вместе с командой нам удалось достичь заметных успехов. Несколько раз выигрывали номинацию «Лучший работодатель года», «Лучшая сеть агротехнологических центров Украины». С 2009 по 2012 год был главным исполнительным директором, Landkom International. За годы правления вывел компанию на прибыльный уровень. Компания была признана «Лучшим агрохолдингом Украины» в 2010 и 2011 года и получила звание «Лучший работодатель 2011 года». Виталий Скоцик — бесспорный лидер-трибун и таки сильный аналитик. Умеет держать зал. Выступает без «шпаргалок». Его речи четко выстроены, посылы — ясные, даже афористические, подкрепленные мощной доказательной базой настоящего эрудита. Имеет большую память на цифры, факты, детали, которыми бравирует, а не красуется — либо аргументирует именно тогда, когда надо. Поэтому слушатель не устает от его выступлений, даже весьма длительных. В его лице, кажется, адвокатура потеряла первоклассного «метра», зато политикум получил сильную личность. «Человек-компьютер», — еще несколько месяцев назад услышал восторженный отзыв на выступление Виталия Скоцика моего давнего знакомого. Уже на съезде, в кулуарах, слышал похожие оценки от делегатов из разных регионов страны. Собственно, авторитет даже «пассионарность» нового лидера сегодня активизировала приток в партию новых «штыков» и возвращение немалой когорты «блудных сыновей», которые в свое время вольно или невольно перескочили в другие преимущественно ситуативно-провластные политсилы. Хотя, если по правде: до прежней шестисоттысячной армии партийцев «обновленцам» еще очень далеко. Новый лидер стремится кардинально реорганизовать Аграрную партию в политическую силу действительно нового типа. Впрочем, в партийном строительстве очень часто новое — это хорошо забытое старое. Очевидно, серьезное увлечение историей, в частности историей политической мысли, позволило Виталию Скоцику открыть «новизну» теоретического наследия выдающегося украинского государственного деятеля, мыслителя прошлого века Вячеслава Липинского — одного из создателей Украинской демократической земледельческой партии, которую (конечно, с определенными оговорками ) новый лидер считает идейно-духовной предтечей нынешней Аграрной партии Украины. Похоже, принципы «идеалистического реализма, или прагматизма», сформулированы еще столетие назад известным украинским партийным строителем, могут теперь сослужить добрую службу, как опорные столбы видоизмененной партии. Тем более, если она намерена презентовать себя двумя силами: по словам Липинского, «активными (движущими) и пассивными (воспринимающими движение)», когда «идея все время реальными делами реальных людей в реальных условиях их существования утверждается, верифицируется и путем идейного, но при этом реального делания, своих исповедников познания истины и к нахождению наилучших методов реализации ведет». Впрочем, тут же и может неожиданно вырасти и основной камень преткновения, весьма угрожающий политическому будущему партии. Сейчас, несмотря на разветвленную структуру, новые лица региональных лидеров, несмотря на значительное обновление и омоложение президиума и совета, несмотря на новейшие месседжи и попытки укоренить более или менее глубокую историческую преемственность, партия де-факто все еще стается партией одного лидера. Выбранная на нынешнем этапе съезда часть президиума в персонифицированном виде общей картины не меняет. Надежды руководителей партии ко второму этапу съезда, который запланирован на 15 августа, доукомплектовать президиум за счет актива из других партий и общественных организаций аграрно-крестьянского направления, которые все еще силятся играть особные скрипки в сплошной какофонии отечественного партийного «самсобигетьманства», может только усилить внутрипартийные распри. Такая «квазипартийная» сила только гипотетически способна объединить всех, кто живет на земле, с земли и землей. В наших условиях страшного социального расслоения и хронической «отамании» это реальная угроза подтолкнуть организацию в болото политической каракули, в котором «идеалистический реализм» беспрепятственно деградирует в идеалистическую маниловщину. Отсутствие команды ярких личностей, интеллектуалов, первоклассных политических стратегов и менеджеров, надежда на «единородного и велемудрого» партийного гетмана только парализует партию и обрекает на пассивный дрейф в мутных политических водах по направоению к печальному концу. Так, как в свое время произошло с детищем Липинского — Украинской демократической земледельческой партией. Вряд ли сможет объединить все «родственные» партийные силы в одну внешне показная, красивая и универсальная идейная «фишка». Идеология «аграризма», которую взяла на щит обновленная партия, — бросается в глаза, но не в голову, тем более — не в сердце. «Коллективное понимание», зафиксированное в новой программе партии, о том, «что украинское общество объединено общими стремлениями — преодоления бедности в Украине, взаимоуважения между государством и обществом, конкурентоспособности украинских товаров и услуг на мировом рынке, политического авторитета Украины на международной арене», — это, извините, красивая идиллия единодушия и не более. Даже такое толкование «аграризма», которое делегаты услышали из уст самого председателя партии.«Аграризм говорит о том, что основная ценность нашей страны — это земля. Основная ценность человечества — земля. И основным носителем этих ценностей является человек, который работает на земле», — даже эти афористические посылы, согласитесь, не вносят ясности. Если прибегать к фразеологии Вячеслава Липинского, то не объединится на таких романтизированно-патриотических началах земледелец и «землехап» — слишком они в разных финансово-экономических весовых категориях, на разных социальных полюсах, и в разных ментально-духовных мирах.В этом смысле совсем не риторические вопросы, которыю поставила с трибуны съезда Инна КУХАРЧУК, председатель ассоциации фермеров и частных землевладельцев Винницкой области: «Кого же должна защищать партия?» Сегодня все законы пишутся для агрохолдингов. Государство поддерживает прежде всего крупный бизнес. Малому и среднему бизнесу на селе становится жить все труднее и труднее. Потому что работать только, чтобы вернуть себестоимость продукции, не хочется. Надо четко и ясно определиться, кого партия будет представлять: или агрохолдинги, или людей, которые действительно работают на земле? А раз так — люби, Боже, правду: в значительной степени способствовала этой поляризации и наша не всегда продуманная аграрная реформа. Та, за которую декларирует свою политическую ответственность и нынешняя, обновленная Аграрная партия. Общие теоретические основы — вещь хорошая и милая, но черт, как известно, прячется в деталях. Земельные отношения — именно тот тайник, который способен совершенно испоганить картину партийного благосостояния. Похоже, это хорошо понимает нынешний лидер. И поэтому старался на съезде всячески избежать острых углов и прямых ответов на эту тему. Сложилось впечатление, что рынок земли — это такое минное поле, которое Аграрная партия фиксирует на своей дорожной карте, однако пытается держаться от него на безопасном расстоянии. Для этого, с одной стороны, декларируется программный постулат о том, что «земли сельскохозяйственного назначения должны быть включены в рыночный оборот», с другой — партия выступает за «поэтапное внедрение оборота земель», а также за проведение или «общегосударственного обсуждения», или референдума на эту щекотливую тему. Что это за этапы, документ не уточняет, наверное, дипломатично надеясь на результаты «народного волеизъявления». Тут же и нужно «мозговому центру» партии интенсивно попотеть мозгами, чтобы предложить на общественное обсуждение четкую, прозрачную, многоступенчатую модель земельной реформы в целом и земельного рынка в частности. Чтобы накануне выборов и общество мало незамыленный взгляд на позицию партии, да и сами партийцы убедились, что на этот раз таки сели в свой поезд. Тем более, сам партийный лидер заявил съезда: «На основе нашей программы хотим создать стратегию развития нашего государства, его экономики и аграрной отрасли как составляющей этой экономики. С планомерным выполнением, шаг за шагом в течение 35 лет. Разумеется, такую стратегию мы не выполним без нашего стабильного присутствия во власти. Наша задача начиная с предстоящих выборов в местные органы власти — войти в тройку политических лидеров страны, на многие годы». В качестве компромиссного варианта очередного этапа внедрения рыночного оборота земли могло бы стать, например, узаконивание механизма выкупа паев в собственность с правом передачи этих наделов в аренду. Пусть желающие продать свои или унаследованные земельные наделы реализовуют свое конституционное право. Но — исключительно государству: наша земля есть и, очевидно, уже надолго станет основной кормилицей бюджета. Наберусь смелости утверждать: не от теоретиков идеологии «аграризма», а от создателей именно этой модели, которая определит судьбу сельскохозяйственных угодий, зависит судьба самой Аграрной партии. Вокруг нее, этой модели, лидеру и его команде партийных менеджеров сегодня необходимо прежде искать точку единства или линию разграничения. Потому что это — будущее аграрного сектора, украинского села. Будущее независимого суверенного соборного Украинского государства. Без этого самосознания проводникам Аграрной партии грозит безнадежная профессиональная болячка многих сегодняшних вождей и вождиков на ярмарке партийного тщеславия — та, которую Вячеслав Липинский в своих «Письмах к братьям-хлеборобам» назвал «атрофией инстинкта понимание реальной суровой жизни». Впрочем, даст Бог день, даст и пищу. Дождемся августа, заключительного этапа партийного съезда. Время учит, хотя и часто, к сожалению, бросает на гибель своих недобросовестных и неблагодарных учеников.
Новости Украины

Design by idea!. Интересные новости © 2015. RSS